«Я знаю, как должно быть по закону, но не могу объяснить, что происходит сейчас» Ростовская Фемида закрыла глаза

0
640
Громкая история задержания Садыкова Союн Косум оглы у многих на слуху весь прошедший год. Наша редакция следит за развитием ситуации: https://youtu.be/qq8D2nsMBSY , https://youtu.be/4K4_hAwftig .
Напомним, в феврале 2019 года в Ростове-на-Дону во время обсуждении проекта мирового соглашения по земельному спору, юриста Юлию Мазур и, приглашенного в качестве консультанта, Союна Садыкова задержали, обвинив в незаконном требовании 100 миллионов рублей у представителей ООО «Небуг». Союн и Юлия представляли интересы ООО «Интерлес-Л». Стороны были участниками спора хозяйствующих субъектов. С февраля 2019 года по сегодняшний день Мазур и Садыков находятся в следственном изоляторе города Ростова-на-Дону.

Фото: Садыков Союн Касум оглы
Изначально, Мазур и Садыкова обвиняли в покушении на мошенничество в особо крупном размере. Потерпевшая сторона заявляла о том, что они якобы требовали денежную сумму за решение спорного вопроса в пользу потерпевших.
По мнению стороны защиты, обвинение, не имея фактических доказательств вины, основываясь только на косвенных подозрениях и обвинениях второй стороны, следствие продлевает сроки содержания подозреваемых под стражей.
Инкриминируемое им преступление входит в категорию тяжких преступлений и срок содержания под стражей, согласно нормам уголовно-процессуального законодательства, не может превышать 12 месяцев. В феврале 2020 года этот срок истек, но Садыков до сих пор находится под стражей. Почему, несмотря на истечение положенных законом сроков, человек, имеющий огромное количество хронических заболеваний, несовместимых с условиями следственного изолятора, продолжает месяцами находиться в заключении, еще сильнее подрывая состояние своего здоровья?
4 марта 2020 года в Третьем апелляционном суде общей юрисдикции была рассмотрена жалоба стороны защиты Союна Садыкова.
После судебного заседания защитник Садыкова — Абгарян Самвел Андриазович прокомментировал ситуацию корреспонденту «Северо-Западного информационного центра «Человек и закон».

 

Корр: Самвел Андриазович, почему Союн Касумович до сих пор находится в следственном изоляторе, находясь в настолько тяжелом состоянии?

«Сложно ответить почему при таком количестве заболеваний у Садыкова Союна Косум оглы, его продолжают удерживать под стражей свыше одного года. Это вопрос оценочный, сегодня этой ситуации дала оценку судебная коллегия по уголовным делам Третьего апелляционного суда общей юрисдикции. Вместе с тем, наряду с необоснованностью его содержания, стороной защиты в моем лице были приведены доводы, которые говорят о том, что содержание под стражей Садыкова является не только необоснованным, но и незаконным».

Корр: Что сегодня постановил суд?

«В сегодняшнем решении суд исключил из постановления о продлении срока содержания под стражей вывод о том, что Садыков обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, что имеет большой общественный резонанс.

Обстоятельство исключено, при том, что, если исключить данное обстоятельство, то я не знаю, на чем можно делать ссылку при продлении срока заключения под стражу, тут очень много моментов, на которые следовало бы обратить внимание вышестоящим судебным инстанциям и органам прокуратуры».

Корр: Была ли сегодня дана должная правовая оценка сложившейся ситуации?

«Хочу обратить внимание, что в сегодняшнем заседании прокурор выступила в прениях сторон с текстом выступления от 13.02.2020. Прокурор в судебных прениях зачитывает текст, который был подготовлен относительно предыдущего судебного заседания по другому делу, в начале судебного заседания вместо автора апелляционной жалобы, в моем лице, назвали совершенно другого адвоката по фамилии Моисеев. Мы не говорим о том, что эти нарушения являются фундаментальными, которые неминуемо ведут к отмене каких-то судебных решений, мы говорим об отношении суда и прокуратуры к судьбе конкретного человека.

В суд до сих пор представляется рапорт оперуполномоченного о намерении Садыкова Союна Косум оглы  скрыться после освобождении из-под стражи. Рапорт не имеющий даты, адресованный следователю, в чьем производстве уголовное дело давно уже не находится. Этот рапорт используется и каждый раз представляется для обоснования продления срока содержания под стражей. Коротенький рапорт решает судьбу человека!».

Корр: С чем связано то, что обвинение неоднократно переквалифицировало действия Мазур и Садыкова с ч.3 ст. 30 УК РФ, ч.4 ст.159 УК РФ на п. «б» ч.3 ст. 163 УК РФ?

«Допущено серьезное нарушение, в деле отсутствует постановление о возбуждении уголовного дела, а уголовное преследование производится только посредством постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Повторюсь, без возбуждения уголовного дела, уголовное производство невозможно. На данное обстоятельство не обращают внимания судебные и следственные органы.   

По преступлениям, квалифицируемым как тяжкие преступления, максимальный срок содержания под стражей не может превышать 1 год. В отношении Садыкова срок содержания был продлен свыше 1 года, до 21.02.2020 года. С этим обстоятельством мы можем согласиться, потому что закон предусматривает возможность продления срока содержания под стражей по ходатайству следователя, свыше одного года, для обеспечения возможности прокурора и суда принять решение, которое предусмотрено законом. Прокурор принимает решение об утверждении обвинительного заключения, направлении его в суд. Но получилась такая ситуация, что до истечения этого срока содержания под стражей, уголовное дело было возвращено следователю для производства дополнительного расследования, это уже второе доследование. Первое постановление о возвращении уголовного дела было в ноябре 2019 года, в связи, с чем дело и было изъято из следственного отдела полиции Железнодорожного района Ростова-на-Дону, и передано в следственное управление Ростова-на-Дону. Второе постановление о возвращении дела на доследование было вынесено 7 февраля 2020 года. То есть, дважды прокуроры не соглашаются с обвинением и объемом собранных доказательств, всякий раз указывают на то, что некачественно проведено следствие, что должна быть дана оценка тем или иным обстоятельствам. Эти обстоятельства не принимаются во внимание в суде.

7 февраля, после возвращения уголовного дела для производства дополнительного следствия, производство по делу было возобновлено, соответственно, установлены новые сроки. Ведется предварительное следствие, и в его рамках, лицо, обвиняемое в совершении тяжкого преступления, не может содержаться под стражей свыше одного года».

Корр: Содержание под стражей по обвинению в тяжком преступлении больше одного года незаконно. Как вышло так, что Союн Садыков до сих пор находится в следственном изоляторе?

«Для того чтобы обосновать это содержание под стражей, следователь едет в следственный департамент МВД России и, находясь там, понимая, что он не просто совершает нарушение, а совершает беззаконие, дает указание ниже подчинённым следователям в Ростове-на-Дону, по месту производства предварительного расследования, чтобы они, не уведомив меня (защитника обвиняемого) о производстве следственных действий, предъявили Садыкову Союн Касум оглы обвинение в совершении особо тяжкого преступления. По особо тяжким составам содержание под стражей свыше одного года возможно. То есть, они, таким образом, подкрепили свои нарушения. Допущенное беззаконие было подкреплено новым постановлением о привлечении в качестве обвиняемого.

Я, как защитник на указанную дату, на день предъявления обвинения в совершении особо тяжкого преступления, уведомлен не был. Получается, разрыв, с момента возвращения уголовного дела на доследование до момента предъявления нового обвинения в совершении особо тяжкого преступления, прошло 11 дней. Еще 11 дней содержания под стражей. Обосновать, почему лицо находилось под стражей свыше одного года, еще 11 дней, мне никто не смог, ответы на свои вопросы не получил».

Корр: Чем обосновано обвинение в отношении Союна Садыкова?

«По поводу обоснованности обвинения можно говорить очень-очень долго, приводить разные доводы против. В отношении Садыкова сегодня же, еще вчера, нужно было принимать решение о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. И на вопрос Саюна Косумовича, его семьи и друзей, партнеров, общественности о том, почему это происходит, ответить я ничего не могу. Я знаю, как должно быть по закону, но не могу объяснить, что происходит сейчас».

 

Анна Николаева
СЗИЦ «Человек и закон»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя