Квартира-призрак в Геленджике

0
19

10 лет суд в Геленджике делит несуществующий объект. В рамках исполнительного производства по взысканию долга была продана на торгах квартира супругов Трефиловых. Вот только квартиру эту никто не видел, и попасть в неё невозможно. К расследованию этой мистической курортной эпопеи три с половиной года назад подключилась наша редакция.

Земля в Геленджике – настоящий Клондайк черноморского побережья. Жильё с участками передаются здесь из поколения в поколение, а желающие выгодно купить квадратные метры на российском лазурном берегу буквально встают в очередь.

Семья Трефиловых – старожилы Геленджика. Пётр Андрианович живёт в городе-курорте уже не одно десятилетие.

«Живу здесь более сорока лет, – поведал нам Пётр Трефилов. – Земля принадлежит мне. Приватизировал я её в 1993 году».

В 2008 году Пётр Андрианович вместе с супругой Натальей Васильевной решил продать часть земельного участка. Покупатель нашёлся быстро – Дилявер Сарыев. По договорённости с собственниками он оставил предоплату и купил квартиру бывшей жене Трефилова – всё в счёт сделки.  По прошествии времени Сарыев решил вернуть свои средства. К тому времени у Трефиловых уже появился новый покупатель, и они согласились. Квартиру же Трефиловы захотели оставить себе, а, значит, выкупить её у Сарыева.

«Покупали за полтора миллиона, – вспоминает супруга Петра Андриановича Наталья Трефилова, – а когда прошли годы, цена квартиры выросла – стала стоить три миллиона. И он сказал: «Мне три миллиона». Пришёл, мы с ним рассчитались, отдали эти три миллиона ему, распили коньяк, посидели, всё по-хорошему, пожали друг другу руки, и он ушёл. На следующий день он пришёл. Меня дома не было. К Петру Андриановичу: «Пётр Андрианович, я хочу ещё триста тысяч».

Пётр Андрианович пошёл навстречу и, по просьбе Сарыева, написал расписку на указанную сумму, пообещав вернуть средства в течение года.

«Я ему сказал, что отдам долг на следующий сезон, отдыхающие будут – и я заработаю всё», – объяснил Пётр Трефилов.

У самого же Дилявера Сарыева несколько иной взгляд на ситуацию. По его словам, долг – это та сумма, которой не хватило для выкупа квартиры.

«Они эти деньги мне возвращают, «и квартиру – говорят – мы тоже хотим взять». «На сегодняшний день её цена вот такая. Хотите – отдайте деньги. Не хотите – я её продам». Они говорят: «Нет, мы её выкупим». Вернули деньги и написали расписку. Часть денег отдали, часть нет за эту квартиру», – рассказал нам в телефонном разговоре Дилявер Сарыев.

Но ждать до летнего сезона, который кормит местных жителей целый год, Сарыев не захотел. Он обратился в суд. А суд вынес решение о взыскании долга с Трефиловых и выдал исполнительный лист.

«Судебный пристав Ткаленко Вера Михайловна выехала к нам на место – посмотрела – мы только в дом новый переехали. Она сказала: «У вас тут забирать нечего, вы только в дом переехали. Пётр Андрианович, вы пенсионер, имеете право с пенсии – платите так. Я исполнительный лист отправляю в пенсионный фонд», – сообщает Наталья Трефилова.

В течение года шли небольшие перечисления с пенсии должника, а с наступлением лета он начал переводить крупные суммы.

«100 тысяч в августе 10-го года, потом 50 тысяч 30-го августа. И 19-го сентября – ещё 50. 200 тысяч мы отдали. И с пенсии сняли 22. 222 тысячи мы отдали Сарыеву долг», – отмечает Наталья Васильевна, демонстрируя квитанции.

Дилявер Сарыев, в свою очередь, отрицает сам факт получения переводов и отчислений с пенсии Трефилова.

«Какие-то у неё квитанции есть – по этим квитанциям она пусть идёт на почту – может, она действительно на почте что-то давала. Пусть идёт и обратно их получит. Я при чём?»

В то время, как Трефиловы полагали, что честно и исправно погашают долг, ситуация стала накаляться. Исполнительное производство перешло к приставу-исполнителю Погасяну, а Трефиловым и вовсе пришло уведомление о том, что квартира продана в счёт займа. О том, что жильё было арестовано и выставлено на торги, пенсионеров новый пристав должным образом не уведомил. А ведь квартиры, как объекта недвижимости с указанными характеристиками, не существовало уже более двух лет!

«У нас сразу сто вопросов: А где они взяли документы, подлинники? – недоумевает Наталья Трефилова. – Откуда они взяли характеристику нашей квартиры? Ведь она снесена! А они продавали 46 квадратных метров!»

Словам Натальи Васильевны вторит её адвокат Виктор Григорьев, дополняя её позицию юридическими тонкостями: «В 2008 году – а торги у нас состоялись в 2010 году – Трефилову Петру Андриановичу было дано разрешение на строительство жилого дома с посадкой жилого дома на часть квартиры. Соответственно, часть квартиры была снесена, построен жилой дом – есть соответствующие все разрешения…»

«Демонтаж пристройки к квартире №1 многоквартирного дома №24 по улице Приморской в городе Геленджике был осуществлён в рамках выданного разрешения на строительство от 1 ноября 2007 года», – гласит ответ Управления архитектуры и градостроительства администрации муниципального образования город-курорт Геленджик.

Тем не менее, компания «Бизнес-фактор» по указанию судебного пристава произвела оценку данной квартиры. И всё это без выезда на место и осмотра оцениваемого объекта. Проницательности эксперта-оценщика можно позавидовать – он буквально просканировал жилплощадь сквозь стены и даже заглянул в прошлое! Была указана площадь в 46,3 квадратных метра – размер квартиры до её сноса.

«Как жилое помещение, этой квартиры нет, – подчёркивает адвокат Григорьев, – потому что была снесена часть пристройки – ванна, туалет, кухня, коридоры были снесены, и было дано разрешение. То есть у Трефиловых всё на законном основании. Было осуществлено строительство жилого дома».

Землю же, на которой располагалось снесённое жилое помещение, и вовсе в расчёт не брали.

«Изначально судебный пристав должен был что сделать… Он должен был оценить землю под квартирой, должен был оценить саму квартиру. Уже на торги должна была идти квартира, как два объекта, – с земельным участком. Изначально этого сделано не было», – утверждает Виктор Григорьев.

Но новый собственник недвижимости – г-жа З.Хатко – стала настойчиво добиваться заселения. Трефиловы подали в суд иск о признании торгов недействительными. Так начались многолетние судебные качели.

Суд первоначально признал торги недействительными. Но апелляционная инстанция вернула дело на пересмотр. В ходе нового разбирательства суд занял позицию победительницы торгов, но кассация отменила это решение.

«И, казалось бы, на этом всё, конец! Кассационный суд отменил! – торжествующе заявляет Трефилова и добавляет: – Как вообще можно было выставлять квартиру на торги, если человек платил?»

Дело снова вернулось в Геленджикский городской суд. Но ответчики игнорировали повестки. За всё время судебных разбирательств ни Хатко, ни пристав Погасян не посетили ни одного заседания, и, как выяснилось, с мифической собственницей квартиры не виделся никто, даже её адвокат.

«Раз вызвал (судья – прим.ред.) – никто не явился. Два вызвал – никто не явился. Три… Потом пришли один раз из рег. палаты, и пришли один раз только приставы – больше никто. И он выносит заочное решение. Это заочное решение в крае в апелляционной инстанции берут и отменяют», – смеётся Наталья Васильевна.

Но ирония судьбы такова, что решение суда невозможно исполнить, потому что спорной квартиры не существует!

«Да нет у нас никакой квартиры! – негодует Трефилова. – Обращалась к приставам, говорю: «Напишите в суд обращение, что невозможно решение исполнить, потому что нет данного имущества». А он (пристав-исполнитель – прим.ред.) берёт и пишет: «Приостановлено, Трефилова чинит препятствия».

Градус абсурда продолжает расти до сих пор. Закрутилась карусель собственников – на горизонте возник очередной покупатель несуществующей квартиры, Андрей Рыбаков.

Наталья Трефилова так вспоминает знакомство с новым покупателем квартиры-призрака: «Приехал ночью, стучит: «Выйдите, пожалуйста». «Нет, мы не выходим время уже позднее. Вы кто такой?» «Я покупатель. Покажите, где квартира Хатко». Я говорю: «Ну ты ж купил у Хатко – вот к Хатко и обращайся».

Начался новый виток судебных разбирательств. И на сегодняшний день уже сами Наталья и Пётр Трефиловы – ответчики. Наша съёмочная группа присутствовала на двух процессах и смогла пообщаться с Андреем Рыбаковым – он, в отличие от Хатко – ни от суда, ни от журналистов не скрывается. Новоиспечённый горе-собственник снесённой квартиры признался, что его фактически ввели в заблуждение.

Андрей Рыбаков: – Я приобрёл квартиру, и теперь хочу в неё попасть.

Корр.: – А как вообще узнали о продаже квартиры?

– Мне её Хатко продала.

– А она вас вводила в курс дела, что тут суды уже 10 лет идут?

– Нет, не вводила. Потом разберёмся с ней.

Что же это получается – Рыбаков, как и Хатко, покупал квартиру, не глядя?

«Рыбаков в своём исковом заявлении указывал на то, что Трефилов чинит препятствия в пользовании данным жилым помещением, данной квартирой. Что поставил калитку, он не может пройти через эту калитку, хотя фактически по всем документам данная калитка и забор уже существуют с 2008 года, когда Трефилов построил жилой дом, когда был присвоен новый почтовый адрес…» – пояснил суть исковых требований к своим доверителям Виктор Григорьев.

Кстати, об адресе – с молотка спустили не просто объект с несуществующими техническими характеристиками, но даже с указанием неверного месторасположения. И сейчас по этим же обстоятельствам на призрачную недвижимость претендует новый собственник.

Один лишь факт не подвергается сомнению ни стороной истца, ни стороной ответчиков – участок, на котором предполагается наличие спорной квартиры, остаётся во владении Трефиловых.

«Собственником на сегодняшний момент есть и остаётся Пётр Андрианович Трефилов, – декларирует представитель интересов супругов Трефиловых. – Земля не может перейти в собственность данного лица. Рыбаков – якобы, он приобрёл этот объект, якобы, у него есть все документы на данное жилое помещение, которого в наличии нет – земля не может ему перейти. Это собственность Трефилова Петра Андриановича – земельный участок».

Накалённая до предела ситуация и многолетние судебные тяжбы очень ударили по здоровью пенсионеров. Ровно половину совместной жизни супруги Трефиловы вынуждены защищать свои законные права и интересы в судах.

«У нас в этом году юбилей, поздравьте нас, – с улыбкой подмечает Наталья Трефилова, – 20 лет – юбилей совместной жизни с Петром Андриановичем, как мы поженились и расписались, и 10 лет идут суды».

Мы надеемся, что суд вскоре поставит точку в перипетиях этого дела и семье пенсионеров удастся, наконец, отстоять своё честное имя и избавиться от клейма должников.

Анастасия Вербицкая

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя